вторник, 17 января 2017 г.

Памяти Виталия Попова


          13 января 2017 года  ушел из жизни поэт, член литературного объединения г. Кушва "Родники Синегорья" Виталий Николаевич Попов (03.06.1949 - 13.01.2017)


          Это был человек необыкновенного обаяния, талантливый поэт с чуткой душой, галантный мужчина, настоящий друг, любящий муж, заботливый семьянин. Он участвовал в различных поэтических фестивалях, конкурсах, марафонах и т.д.

     Вот здесь Виталий Попов - участник конкурса "Тура берет начало..." в г. Верхняя Тура:


А вот он среди участников  первого  Верхнетуринского  съезда  поэтов и бардов 8 ноября 2014 года:

А вот так он представлял себя в книгах:

Но после книги "Свой голос" стихи и проза Виталия Попова были опубликованы еще в книгах "Качканарская осень"- 2012 (2012) и "Пятнадцать"(2013).




Сегодня мы проводили в последний путь Виталия Николаевича Попова, а потом на поминальном обеде читали его стихи. И я  предлагаю Вам тоже почитать его неопубликованные стихи:

   Картины.
Картины свои развешу по стенам,
Хвойный запах у них с соком знойного сена.
Дождинки взошли росою на травы,
В белой влажной пыли заблудились дубравы.
Летят мотыльки, порхают стрекозы,
Свежий ветер с реки треплет кудри берёзы.
Не смог написать, не решился, не смею
Твой Божественный взгляд, твои губы и шею.
Писал и смывал на песке, небосводе,
Тот нездешний загар, что с ума меня сводит.
...Пейзажи по стенам летят каруселью,
Жаль, что с детства картин я писать не умею.
  
Художник.
Журавлей улетающих клинья
Утопают в небес пустоте,
Замирание лета, унынье
На ещё не просохшем холсте.
     Юный холст был как солнышко рыжим,
     На подрамнике девственно чист,
     Только грунт покрывал его нижним
     Слоем охры, чтоб сделать эскиз.
Но художник, писавший недурно
Кистью бросил на холст первый маз,
Он писал с оголённой натуры
И сливался с ней в пьяный экстаз.
     Как- то утром, художник проснувшись,
     Обнаружил - натурщицы нет,
     Он смешал краски грунта погуще
     И замазал беглянки портрет.
А когда он пейзаж писал - строгий
Журавлиный прощальный полёт,
Ему виделись губы в ожогах
Поцелуев горячих, как лёд.
  
Незабудка.
Разошлись на душе моей раны,
Мне сегодня опять не уснуть,
Не заштопал на брюках карманы,
Что рассыпал, того не вернуть.
     Где- то там в золотистом рассвете
     Незабудку сорвал по- любви
     И в карман, а потом не заметил,
     Как она затерялась в пыли.
А затем - шоколадки-брюнетки,
Стоны волн, то прилив, то отлив,
Хоть себя не считал я поэтом,
Но им нравились рифмы о них.
     Ни нитей не нашлось, ни иголок,
     Чтоб заштопать карман мой пустой,
     Всё ищу тот небесный осколок,
     Мной утерянный вешней порой.
Незабудка моя, недотрога,
Сказка, повесть, роман или быль,
А бессонница - это дорога,
Где лежит многолетняя пыль.
  
Неужели ты сможешь...
Неужели ты сможешь сказать мне:
- Виновата, прости, это жизнь. -
На душе моей пасмурно, слякоть
Выедает глаза из глазниц.
Я сказать своё мненье не смею,
Коль желаешь, живи без меня,
Ты в семье всегда главная, смело
Можешь жизнь направлять, изменять.
Ты шлифуешь мои представленья,
Как мне жить, как любить, как мечтать,
Быть не может иным, другим мненье,
Как захочет детей моих мать.
Ты решила: нам надо расстаться,
Но остаться невинной овцой,
Как бы не было лет этих двадцать
И, что был я неважным отцом.
Я бунтую в душе: "Что за наглость?
Да откуда взялась эта блажь?"
...До рассвета немного осталось,
К нам в окно льётся звёздный пейзаж.
Нежно рядом ты спишь и твой локон
Мне щекочет лицо. Я - твой муж.
Ах, бессонница, как ты жестока,
Фантазируешь всякую чушь.

  Я - ангел.
Твоя душа, моя душа, конца в них нет и нет начала,
Я так дышал, я так дышал, а ты неистово кричала.
Кричала ты, что я злодей, лентяй к тому же очень наглый,
А я дышал озоном дней. Мадам! Я в отпуске, я - ангел.
  
Так жалко...
На стуле драповый пиджак висит устало.
- А это кто, что за чудак? Ну, ты достала.
Чего молчишь, незванный гость, глядишь с испугом?
Скажи и как тебе спалось с моей супругой?
Оставь пиджак, зачем носки? Нет, я не спятил.
Давай в окно, лови такси. Этаж? Десятый.
Я признаюсь, что я подлец, - чужая спальня,
По-пьяни да не в свой подъезд. Так жалко парня.

  Праздник.
Очень трудно подняться с четверенек в сортире,
Утром будет под глазом здоровенный синяк,
Полупьяные яйца разбрелись по квартире -
В холодильнике праздник, там разлился коньяк.
  
В больнице.
Не пожелаю дальним, близким
Лежать от боли недвижимым
В палате с привкусом химчистки,
Где хлоркой пахнут апельсины.
В мозгу сплошные аневризмы,
Таблетки, от инъекций муки
И медсестра, и взгляд сквозь линзы,
О, как прекрасны её руки.
  
Не жалей...
Колдовством одарённые очи,
Россиянка восточных кровей,
Я отдам тебе всё, что захочешь,
Но и ты ничего не жалей.
Не жалей для меня грустных песен -
Кони, степи, ночные костры
И целуй, чтоб дышать было нечем,
Не стесняясь своей красоты.
Ты - забота моя и тревога,
Мне архангелы "Сборы" трубят,
Помолюсь, попрошу я у Бога,
Чтоб Он век мой продлил для тебя.
  
Разнолетье.
Сизый воздух погоды осенней,
Хмурый вид облетевших кустов,
Ни до радости, ни до веселья
В разнотравье пожухлых цветов.
В сером небе пробрызнула просинь,
Разошлись тёмных туч корабли,
Заблистала под солнышком осень
Разноцветьем осколков любви.
Хочешь думать о чём-то хорошем,
Шелестя по листве между луж,
Но висит многотонною ношей
Разнолетье разрозненных душ.
  
Благолепие.
Занесённые пылью дороги
Осветила небесная высь,
Испарившись, земные тревоги
Благодатным дождём пролились
Белых ангелов светлые лица
Над землёю несут миражи,
Не спугнуть бы, перекреститься,
Крест нательный к губам приложить.
В этом трепетном благоговенье
Нет обыденной смены времён,
Только звон льётся радостным пеньем
Звезд небесных серебряный звон.

Комментариев нет:

Отправить комментарий